Четверг, 24.08.2017, 00:29 Приветствую Вас Гость

Леся Орбак
ПОДСТРОЧНЫЙ МИР

Главная | Регистрация | Вход | RSS

Каталог черновиков и статей

Главная » Статьи » Архив

Я слежу за тобой. Глава 7.

Я СЛЕЖУ ЗА ТОБОЙ

Гл.7 

От снотворного с утра голова раскалывалась. Вадим заглотил три таблетки аскоферина – доза убойная, но лучше отминусовать год жизни своему сердцу, чем напортачить в деле. В обоих делах, потому что проблемы Паралеева отравляли Аскову существование. Паралеев в принципе отравлял Аскову существование своим наличием, поведением и тем, что вписывал новые логические элементы в схему. 
За последние годы Вадим привык работать с «расходным материалом», в котором видеть людей опасно для карьеры, для результата. Для печени, в конце концов, поскольку спившихся коллег отправляли «в запас» почти каждый квартал. Вадим огораживался многослойной броней от возможных эксцессов, и вдруг случился Паралеев. Демон команд во плоти, с его беспардонностью, идиотскими заигрываниями и бесконечно длинными ногами, соблазнившими даже творцов бессмертия. 
- Я продержусь, - шепотом пообещал Вадим то ли себе, то ли фотографии на солнцезащитном козырьке «шеви». – Да, парень мил, но я продержусь.

Какой извращенец поставил кофейные автоматы напротив лифтов? 
Чтобы пройти мимо потребовалась недюжая выдержка, и Вадим мысленно поставил себе плюсик – еще способен на самоконтроль, хотя бы в дозировке кофеина. 
Между сдачей поста под патронаж Хартина и возвращением в офис не прошло и двенадцати часов, однако Асков остановился на пороге, и отступил на шаг, чтобы убедиться – табличка с его именем (и двумя отколотыми краешками) по-прежнему висит на двери. Иного сходства с личным офисом не наблюдалось. 
Вместо столов команды стояло шесть более узких, в два ряда, паршивой имитацией школьного класса. Вместо доски на стену вывесили запыленный макро-планшет. И последним штрихом к идеальной стилизации под начало двухтысячных разбросаны по полу бумажные комки. Впрочем, загвоздка крылась не в меткости стрелков – единственная урна ломилась от мусора. 
- Не понял, - Вадим расстрелял взглядом каждого из «новичков». Все шестеро скукожились, попрятались за мониторы, даже Рубинин ухитрился запаковать косую сажень в плечах до формата пятнадцатидюймового дисплея. 
На голос из кабинета (Его! Личного! Кабинета!) выскочил Корелов. 
- Привет, шеф. Мы небольшую перестановку сделали, - очень вовремя предупредил Костя, даже не озаботившись выразить неловкость или смутиться для приличия. 
Асков молча пересек «классную комнату» и добавил выдержке еще один плюсик. Ну нельзя ведь воспитывать своих на глазах приглашенных специалистов. Зато, плотно прикрыв за собой дверь, и оглядев переехавшую полным составом в его тесный и компактный кабинетик команду, Вадим не стесняясь в выражениях потребовал:
- Объясните, что за херня здесь творится. Под этих «новичков» целый кабинет выделили.
Вадим швырнул сумку с ноутбуком на свой задвинутый к стене стол, который в соседстве с плацдармом Лапиной казался совсем маленьким и несолидным.
- Ну да, выделили, - мрачно согласился Пашка, - двумя этажами ниже. И ребята все толковые, дураков я бы на шаг не подпустил. Только вот в чем облом – мы крупняк-то всегда себе забирали, народ «Кобру» восьмую в глаза не видел, а про протоколы FGN вообще не знает, потому что засекреченная информация. Шеф, я к ним по этажам не набегаюсь. Поэтому извини, пришлось перевезти сюда.
- С ними ясно, - миролюбиво согласился Асков. Устраивать воспитательные беседы после многолетних тренингов командной автономной работы не актуально. Команда приняла решение, и раз уж мальчик-солнышко был в бешенстве, значит, иные варианты привели к плачевным результатам. Но все же… - А почему вы-то ко мне переехали?
Вадим задал вопрос без обвинений, чтобы прояснить ситуацию. И реакция Лапиной столь же выбилась из привычной модели, как настроение Пашки.
- Да потому что они достали! – прошипела Саша. – Не затыкаются ни на минуту, лезут с вопросами…
- Кофе предлагают, - добавил Корелов. Он единственный излучал позитив и бодрость духа.
- Да пошел ты, - тихо пробубнила Лапина. – Тебе вообще положено следить за… объектом. 
Корелов расхохотался и ответил на немой вопрос Вадима:
- Саша ночью следила за мониторами. И оказалось, что наш Денис – гей!
Костя выдал «новость» с такой неподдельной радостью, будто ориентация Паралеева способна вылечить рак, избавить от мигрени и нейтрализовать магнитные бури. А еще отмазывался, что Лапина для него – очередная на «просто так». 
Ради приличия Вадим уточнил:
- С чего такие выводы?
- Он притащил домой парня, - вздохнула Саша. Уже без злости, но явно расстроенная. – И в материалах дела теперь значится первоклассное гей-порно. Так заводит, так заводит, аж… Убила бы. Вот почему? Почему нормальных мужиков вдруг тянет на… на мужиков, а? 
Ответить Вадим не рискнул. Как ни контролируй себя, голос бы выдал. Поэтому Асков молча уселся в родное кресло, распаковал ноутбук и, включившись в сеть, подгрузил в программу отслеживания клиенты «новичков». Пашка так грамотно распределил ресурсы, что Аскову некуда было приткнуться. За каждый шлюз кто-то отвечал, каждый заслон кто-то контролировал, и Вадиму оставалось только наблюдать за общей картиной.
Потоптавшись без дела, свалил на пост Корелов. Лапина зарылась в отчеты, иногда запуская бумажными хрустящими шарами в мусорку. Пашка остервенело отстукивал на клавиатуре какофонию, переговариваясь, судя по обрывочным матам вслух, с администраторами корпораций. А Вадим, не смотря на ежеминутные зароки, отключил звук и зашел в каталог видеоматериалов. 
Его душила не ревность. И даже не злость. Плотная вата скорее напоминала об ударах поддых.
Хороша нянька, отыграла роль с блеском. 
Но упрекал Вадим даже не спонтанного телохранителя, и тем более – не самого Дениса. В предательстве Асков упрекал старину Рика. И не мог объяснить почему. 
В этом файле еще не вырезали часы бездействия. Вадим промотал до отметки «03:31», когда темноту придушили галогеновые ночники, и вздрогнул от неожиданности. В нагрудном кармане сигналил о сообщении мобильник. Под таким рингтоном скрывались немногие, и одному из них  сейчас Асков с удовольствием открутил бы башку, чтобы повесить чучелом на самом видном месте. Прямо в его гребанной шляпе.
«Как думаешь, порнуха с твоим парнем будет продаваться? Мне Марс такого записал, от одних звуков смотреть страшно».
«Ах ты, старая скотина», - подумал Вадим, медленно переводя взгляд с сообщения Рика на экран ноутбука, где резко, отрывисто двигались в полумраке тела. Сброшенная одежда валялась на полу, только рубашка Дениса зацепилась воротником за край дивана, видимо на нее Марс (вот ведь кличка у парня) и прицепил камеру – больше некуда. Они не застилали постель, пропустили предварительные ласки, как необязательный элемент ритуала. Это даже не было похоже на секс. Просто один – более сильный и властный, вминал в гладкую (и, наверное, скрипучую) кожу дивана второго, закинув его ноги себе на плечи так, что ступни с короткими растопыренными пальцами тряслись перед камерой. И наматывал на кулак слишком длинные (вроде бы – светлые) волосы. 
Это определенно – не Марс. А значит, «предательства» не было.
- Шеф, у нас хорошие новости? – голос Саши отвлек, вернул в тесный кабинет и заставил заметить, что хладнокровный Вадим Асков пялится в монитор с неприлично самодовольной усмешкой.
- Это личное, -  обрубил Асков. 
Похоже, Паралеев задался целью совершенно лишить его самообладания. Знал ведь, поганец, про камеры, осталось только обернуться и посмотреть в объектив для закрепления эффекта. Может, так и поступил бы, да не нашел, куда оборачиваться.
Вадим выключил запись. Отстучал торопливо старине Рику:
«Уймись, извращенец. У меня есть своя, и ракурс получше. Передай Марсу спасибо за заботу».
И со спокойным сердцем переключился на трансляцию логов. Ему все-таки было на кого положиться в этом дьявольском городе. 

***

Секс-гигантизмом нано-боты Дениса не наделили. Но легкая голова на утро после коктейля виски-пиво-секс стала приятной неожиданностью и пришлась весьма кстати. Чего не скажешь о звонке шеф-редактора. 
Журналы, нанимавшие Паралеева, делились на три группы. В первой перебивалась дешевой рекламой услуг местечковая желтая пресса, с которой Денис сотрудничал скорее из меценатских побуждений, нежели ради денег. Он даже подписывал фотографии псевдонимом, чтобы не испортить реноме, снабжая самую честную прослойку информатория качественными снимками. Во вторую группу Денис включал добротный «глянец-релижн». Пафосные, толстые журналы, утыканные эксклюзивными пробниками и сверкающими фотографиями живых манекенов, чьи редакции неизменно путали или сознательно подменяли «смысл жизни» «стилем жизни». С ними никогда не возникало проблем, потому что актуальность и качество снимков ценились гораздо выше их содержания. Разбудивший Дениса шеф-редактор принадлежал к третьей касте, к тем авторитетным изданиям, где больше политики и стратегических манипуляций, чем объективного отражения. С такими Паралеев предпочитал не ссориться. За такими обычно стояли легионы.
- Паралеев, меня не волнуют твои затруднения, - скучающий тон, как визитная карточка третьего эшелона, раздражала барабанные перепонки. – Если ты не летишь в Лондон, найдутся другие исполнители. И очень быстро найдутся.
- Я понимаю. Борис, мне очень важно сотрудничество с вами, - проскулил Паралеев, хмуря лоб до глубокой линии между бровей, стараясь выглядеть максимально смущенным и виноватым, хотя собеседник не мог его увидеть. Он даже сидел на самом краешке дивана, жамкая свободной рукой несвежую простынь, когда с внезапностью и остротой подросткового оргазма понял, что это сотрудничество ему совершенно не важно. Что лебезить перед грозными гиенами четвертой власти, собираясь не далее, как вечером сбить к ебеням ориентиры их основателей-покровителей, по меньшей мере глупо. По большей – непристойно. Все равно, что глумиться над последним отрядом разбитой армии. 
Конечно, армия пока жива и ощетинена, но Денис не сомневался в ее скором крахе. И спроси его Борис, предложил бы достойную мелодию в качестве реквиема. Он даже об этом задумывался на досуге.
- Не хотел бы вас подводить, – Денис старался быть вежливым, - но на ближайшие дни у меня другие планы.
Ему с издевкой пожелали удачи, Паралеев фальшиво поблагодарил за участие.

Как хорошо, что ночью удалось выдворить волосатика. Давно Денису не попадались такие настойчивые и до омерзения романтичные. Он бы и кофе в постель попросил, или сам полез шариться по кухонным шкафам спозаранку. Денис поежился. 
Когда знакомые женщины обвиняли мужчин в зацикленности на сексе, Паралеев всегда рвался доказывать, что ярое недовольство – от зависти. Это ж воистину дар Вселенной – сидеть на смятом диване, сгорбившись, в одних трусах, с перегаром сквозь нечищеные зубы и думать не о трещине в карьере или микро-роботах в мышцах, а о том, что вместо волосатой нелепости в потертой косухе предпочел бы трахнуть на зло Аскову того милаху, с обманчиво невинной физиономией и какой-то планетарной кличкой. Марс, кажется? Да, точно – Марс. 
И чего, спрашивается, не дался? Первым подкатил, наугощал до эффекта замедленной съемки, разговорил, почти раскрутил на «спеть дуэтом», а ближе к делу включил «девочку»: до седьмого свидания нельзя, без справки ни-ни. Невнятная вышла эскапада. Ну какая с него нежная фиалка? Все костяшки в кровь сбиты. 
Не к месту Денис вспомнил Оверлорда и усмехнулся. Похоже, огромные синие глаза были личным трендом вчерашнего вечера. 

Приучившись жить по ночам, Денис не раз замечал, что у сов жизнь летит быстрее. И хотя математически не было никакой разницы, проспишь ты с одиннадцати вечера до семи утра или с семи утра до трех пополудни, всякий раз с приходом темноты в голове переключался запрограммированный то ли воспитанием, то ли природой триггер: ночь – время спячки или развлечений. И все, что не успел сделать до заката – не успел до завтрашнего дня. Особенно, если окружение живет по «стандартному расписанию». Вот и оставалось на «жизнь» в два раза меньше времени. А то, что среди всеобщего коматоза работается лучше, логической схемой не предусмотрено. 
Беглый взгляд на часы поднял Дениса с дивана. Очень хотелось позвонить кому-нибудь из команды, спросить, готовы ли штурмовать Эверест, но ради новых образцов нецензурной лексики отвлекать Роззи от работы не стоило, а девчонки скорее всего еще спали и никакая любовь не спасла бы Паралеева от аккуратных порезов Лизиным ножичком за побудку. 
Нет ничего хуже ожидания глобальных перемен.
Если бы не камеры слежения, Денис потратил бы пару часов на упаковку чемодана. Пусть все самое необходимое давно припрятано в машине, а документы и деньги распиханы по чехлам для фотоаппарата и ноутбука, лучше прихватить из прежнего дома лишние джинсы, чем снова шариться по бутикам, выискивая свой лосиный размер. Конечно, Денис рассчитывал не пропалиться на атаке до вынужденного побега. Но мало ли. 
Ему столько всего хотелось сделать, не мешай приставучее: «вот хакнем сучку, и заживем».
До сбора в «Нейромантике» оставалось часа три. Разминки ради Денис покопался в счетах и поставках айтишного ретейла, чертыхаясь всякий раз при сравнении цен на азиатскую и штатовскую комплектуху. За красивую надпись «Сделано в США» накручивали процентов сорок, хотя на орегонских заводах вкалывали те же дешевые тайванцы на том же, лицензированном у немцев, оборудовании.
- Патриоты всех стран, объединяйтесь! – хохотнул Паралеев и переключился на сайт журнала, чей шеф-редактор неосмотрительно подпортил Паре настроение. Коверкать выложенные статьи – наказание в первую очередь журналистам и контент-менеджерам, поэтому Денис не поленился написать для издания о шеф-редакторе новую – в эротико-эпистолярном жанре. И на всякий случай оставил грубые, ведущие в никуда, следы взлома. Сотрудникам для алиби.

Денис готов был спорить, что приедет в «Нейромантик» первым. И проиграл бы. 
Он опоздал всего на три минуты из-за прицепившихся в верхнем зале девиц. Перекинутый через плечо ремень от фотоаппарата действовал на пригламуренных кошек как пары валерианы, они сразу отклячивали задницы, выгибали спины и клонили головы набок, иногда фыркали на непослушные челки. Денис прошел бы мимо, но ради столика с финансистами «Сингероники» расчехлил зеркалку. Надо же запечатлеть исторический момент.
Команда была в сборе. Разве что делегированный в бар Роззи попался на глаза не сразу. Зато вернулся он помпезно и громко.
- Сегодня пьем только это! – провозгласил Розумов, выставив три литровых графина с апельсиновым, томатным и вишневым соками. От стараний не расплескать очки съехали ему на самый лоб и топорщились над бровями красно-желтыми фарами. 
- Под футболку подбирал? – прыснула Данни, ткнула в разноцветные кружки на груди Роззи: - Апельсин, вишня, это посветлее, значит – помидор. А если бы еще, скажем, синий кружочек был?
- Синий не в гамме, - возмутился Роззи и, расставляя пластиковые стаканчики, обрадовал: – Сегодня опять аншлаг будет. У вчерашних рубильщиков рейс перенесли на пять или шесть часов, собираются тут отсиживаться. 
- Нам только на руку, - Денис распаковал ноутбук, пристроил рядом с тремя «уснувшими». – Кстати, нам завезли партию буков на «тобевских» мамках. Они реально дешевые! По закупу выходят как электрочайник. Видимо, не все в порту арестовали.
- Ты бы хоть иногда новости смотрел, - весело поддела Лиз, – вместо того, чтобы по ритейлу шариться. Одна партия шла через Украину, и ее не сразу застукали. Сейчас отслеживают. И вряд ли эти буки пойдут в розницу, их скорее на складах заныкают. 
- Сволочи! – возмущенно покачал головой Роззи. – Ладно, Пара, может подрубимся уже? Хотя бы подвесим заготовки?
- Да, надо бы. Канал все помнят?
- Диктуй, - попросила Данни, как всегда перед работой разминая пальцы, и, пнув Розумова под столом за смешок, пожала плечами: – А что? У меня память девичья.

Музыканты жарили как надо. Вместо полноценной программы, пьяные и возбужденные от близости перемен, они отыгрывали каверы, и любая песня, заказанная залом, извращалась андеграундными стилями. Ванильную попсу ребята раскладывали с особым цинизмом, из одной туповатой танцевальной мелодии выкроили такой жесткий трэш-метал, что Роззи подивился мощности встроенного гитарного процессора, а Денис хохотал, как одержимый. В этом массовом буйстве спрятать личный мандраж было проще.
Миниган объявился за восемь минут до полуночи.
«МГ: Готовы?»
На кончиках пальцев закололо, последний заполошный удар сердца раскроил виски, и стало тихо. Спокойно. Будто шестеренка, наконец, попала в нужный паз. Денис оглядел друзей, пока каждый отстукивал лаконичное «да», только Данни еще прикусывала край губы, но волноваться не стоило – если у Даниэллы эмоции на виду, значит, внутри она спокойна, как снайпер и столь же сосредоточена. 
«МГ: Пара, еще не поздно отказаться».
Поздно. Для Дениса уже поздно. 
«Распределяем шлюзы?» - отпечатал Паралеев, пресекая бестолковый треп. Сомневаться ему надоело, а отступать… Отступать никогда не было его правилом.
Умница «Упра» разбила экран на два сектора. Сверху повис чат в два столбца: окно сообщений и командная строка, чтобы облегчить чтение. Снизу – рабочая область с листингами, консолью и списком подвешенных скриптов, готовых к копированию и компиляции – только кликни. И забитая под завязку Skynet-линия радовала, среди стольких сигналов легко затеряться. 
- Нифига себе подфортило, - вслух порадовался Роззи. – Неужели на конференцию напоролись? Благодарю тебя, о, великий Бог сниффинга!
Лиз приложила ладонь к груди и торжественно продолжила: 
- Во имя Asm’а, Comp’a и святого Ping’а, аминь! 
Они зашли с разных концов света. Денис пробился через азиатские сервера, Данни петляла по австралийским, Лиз и Роззи – сквозь Мексику и Европу. Миниган, насколько Паралеев сумел заглянуть, пришел из Эквадора. Запущенный Денисом скрипт позволил каждому присоседиться к сеансам «легальных» юзеров с низкоуровневым администраторским доступом. У «Сингероники» даже трафик не просел.
- Клевая «вампирка», - выдохнула Данни.
Денис бегло улыбнулся. Теперь им с Миниганом предстояло подняться на уровень выше. 
Вся прелесть Skynet’овского соединения заключалась в том, что администраторский доступ по протоколам FGN защищался спутником на равных, будь то сервер автозаправки или станция ПВО. И при этом доступ самого спутника к администраторской панели границ не имел. Никаких. То есть вообще. 
Что не отменяло защиты самого спутника.
«МГ: Готов идти в небо?»
Денис вытянул и снова согнул под столом ноги. Подвешенные заготовки вдруг показались ламерскими. Резко захотелось поесть, поссать, темноты, тишины и вообще к маме на ручки, как в четыре года перед прививкой. Но мамы давно нет, а мальчик вырос. И, уняв пробившуюся в пальцы дрожь, отстучал:
«Полетели».
В общем-то самому Денису «летать» не пришлось. Миниган все сделал сам, от Паралеева требовалось только мощностями своего ноутбука и экранными скриптами скрывать и удерживать связь Минигана с «Сингероникой», пока Роззи с девчонками отслеживали активные соединения. 
«Шлюз 3. Экшн, - высветилось в чате от Лиз. – Второй уровень адм.д. Блок?»
«МГ: Нет»
Значит, еще не время. Значит, Минигана вновь прибывший со своей позиции не засечет, а блокировать кого-то выше уровнем – попусту светиться. Лиз выдохнула облегченно, сейчас при блокировке ее запалили бы первой. Пока обошлось. 
От ожидания ломило суставы. Денис многое бы отдал, чтобы подглядеть, как Миниган со скрупулезностью хирурга продирается сквозь защиты спутника (вряд ли он сунулся без разведки), какие червоточащие скрипты запускает один за другим, чтобы разговорить зависшую в космосе груду железа. 
Это почти соблазнение. 
Изнутри это смотрится красиво. 
А со стороны виден сгорбившийся перед ноутбуком человек, неосознанно вытягивающий шею ближе к монитору. Никакой эстетики.
«МГ: Проверяй».
Чат ожил, построчно выдавая карточки администраторов. Денис переключился с листингов на программу мониторинга, выискивая совпадения. В сети оказались всего четверо админов, но больше и не требовалось. 
Данни осталась на подстраховке, пока остальные, подключившись к соединениям высшего приоритета, копировали информацию. Секретную, закрытую под тысячу паролей (что такое пароль после взлома спутника?) информацию. Дико хотелось воды. Не внутрь, а за шиворот, чтобы стекла по волосам и промочила насквозь прилипшую к спине футболку. За эти полчаса, пока перед глазами мелькала не вся жизнь, а полоска индикатора скачки, Денис будто стал старше на полгода.
Когда в чате мелькнули четыре сигнала «готово», а Данни отписалась, что лог-листинги подкорректированы, команда собралась уже отключаться, но Миниган коротко скомандовал:
«Сканируем доступные документы локально».
Только теперь Денис вспомнил, из-за чего они сковырнули «Сингеронику».
Сетевой ищейке понадобилось бы не меньше четверти часа. Локальные справились за минуту.
- Нашел, - Роззи сбросил в чат координаты профиля. И прежде чем Паралеев рванулся затирать данные о себе, Миниган отписал: «Пара, я сам. Все отключайтесь».
Денису хотелось задержаться, проверить, не осталось ли в архивах корпорации малейшего упоминания о нем, но человек, чью спину ты прикрывал во время взлома стратегического объекта, заслуживал хотя бы ответного доверия. 
Аккуратно, друг за другом разорвались четыре незаметных для «Сингероники» сеанса. Роззи молча развернул ноутбук дисплеем к Паралееву. Судя по мизерному язычку скроллбара, досье на Дениса собрали приличное. 
Они знали очень многое. О том, что родился Денис семимесячным, о дислексии младшей сестры и алкоголизме отца в последние годы жизни. Они дотошно законспектировали его историю, не добравшись до единственного пункта. Денис все же был хорошим хакером. 
«МГ: Вы как, живы? – явная насмешка не обижала. – Надеюсь, все понимают, что только что сделали?»
Понимали. Еще как понимали, потому и курили одну за другой даже девчонки, проталкивая дым остатками сока. От схлынувшего напряжения остались ненавязчивая головная боль и чувство инаковости вселенной. Приятное, волшебное чувство.
«МГ: Пара, досье сохрани».
Еще бы. Паралеев даже знал, кого осчастливит раскладом о персональных нано-ботах в первую очередь. Вот Оверлорд обрадуется. А взамен Денис надеялся на помощь в дегрейде.
«Конечно, - ответил он. – Как быть с остальными?»
«Остальных обнародуем позже. Когда закончим. И избавим тебя от примесей».
«Как скажешь».
Денис хотел поблагодарить. Пространно, приватно и от всего сердца, но связь прервалась, Миниган по обыкновению исчез, сказав все, что собирался и ни словом больше. 
Зато у Дениса осталась необоснованная, непоколебимая уверенность, что все будет хорошо. Неправильно, может – ненадолго и, как водится, через жопу, но непременно хорошо. 
Особенно, если упившиеся музыканты свалят (не в Европу, так хотя бы со сцены), а девчонки, наконец, покажут Роззи сиськи. Не уймется ведь.

***

К ожиданию добавился еще день. И хотя Вадим уговаривал себя, что счет вот-вот пойдет на часы, смотреть, как медленно ползет к вентиляции лента сигаретного дыма, было больно. Не потому что дым попал в глаза, это перетерпеть труда не стоило; дымчатая змея олицетворяла время, которое уползало в пустоту и, может быть, насовсем. Только гора окурков все росла и росла в пепельнице. 
Оверлорд позвонил очень вовремя, Вадим разве что не задыхался от безнадеги. «Нетерпение – главная причина многих крахов» - это любимая поговорка Олега и спорить с ней, конечно, сложно, но черт возьми! Асков сбросил звонок, выискав в закрытом списке чат-аккаунт Оверлорда, отписал:
«Лучше здесь».
Ответом пришел адрес и имя. Где-то на юге республиканской Канады нашелся непризнанный гений нано-индустрии. 
«Ссылайся на меня», - приписал Кольев, будто Вадим не понимал, что без фамилий-паролей специалисты такого профиля и ранга будут расточать силиконовые улыбки и складно вещать не по делу. 
Обходиться шаблонным «спасибо» с людьми вроде Кольева не комильфо, дарить подарки или предлагать оплату сродни оскорблению, а славный термин «сочтемся» приравнен к отмазке, поэтому Вадим зарегистрировал в базе ДИБ нового пользователя с доступом третьего уровня (ниже, чем у Хартина, но вполне достаточно, чтобы прогуляться по личным делам или архивам) и сбросил координаты Оверлорду.
«Ты все-таки наш», - одобрительно отозвался Кольев. Вот от кого Асков не ожидал признания.  
Спустя две сигареты и поток мучительного анализа шансов Паралеева «спрыгнуть с нано-игры» объявился старина Рик. 
«Снова двигаем график?» - хорошо, что он не спросил «почему», Вадим уже сформулировал нецензурный кульбит, даже старина Рик такого сроду не слышал. 
Асков отстучал в ответ:
«Надеюсь, завтра выйдем»
«Я свяжусь с «ирландцами». Не грейся. И если хочешь, сейчас же вышвырну этих музоёбов из клуба».
«Пусть живут», - улыбаясь против воли, отстучал Вадим, не смотря на маниакальную уместность и соблазнительность предложения заботливого старины Рика. Иногда Асков всерьез задумывался, не вшит ли в легендарную шляпу супернавороченный и сверхсекретный сканер психо-матриц, выдававший хозяину самые потайные желания любого из зоны покрытия. Зная о связях, возможностях и интеллекте старины Рика, такой девайс сюрпризом не стал бы. 
Выносить какофонию, действительно, становилось все труднее. «Звезды» перестали попадать не только в ноты, но и по струнам и клавишам, ударник вообще вышел в астральный мир и отстукивал на альтах то ли забористый марш, то ли ритм индейских плясок. Оставалось надеяться, что на борт самолета их кто-нибудь все же загрузит. Чтобы увезти отсюда подальше и насовсем.
В этой стране стало критически много пробившихся бездарей и оставшихся в тени талантов.
Вадим, щурясь, пригляделся к ставшему родным столику (и ведь не пересели до сих пор, будто приросли). После нескольких часов тишины и сосредоточенной работы за компьютерами такое веселье в «Нейромантике» выдавало с головой.
«Ну что ты за камикадзе? - безмолвно спросил Вадим у Паралеева. Тот хохотал взахлеб, разве что с дивана не скатывался. – Никакой осторожности».
Хартин дежурил в онлайне, и Вадим отписал в служебный чат:
«Вы засекли проникновение?»
Пашка ответил не сразу, как обычно перепроверил еще раз информацию перед отчетом.
«Нет, шеф. Никаких следов взлома, никаких левых обращений».
«Следите дальше», - скомандовал Асков. И, отключившись, долго всматривался в разгоряченные лица великолепной четверки. 
- Не засекли, значит, - про себя повторил Асков. И потянулся за новой сигаретой. – А ведь они были, Пашка.

Категория: Архив | Добавил: Lo (21.08.2010)
Просмотров: 1311 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Последние публикации
Сборник лучших историй о вампирах от литературной премии "БЛОГБАСТЕР-2010"
Разговорник
200
Друзья сайта
DreamVeil Coffs Sity - My inner life. Обои.Коллажи.Аватары Библиотека ужасов Триллеры, мистика, ужасы, фэнтези - только новинки!