Вторник, 25.07.2017, 21:38 Приветствую Вас Гость

Леся Орбак
ПОДСТРОЧНЫЙ МИР

Главная | Регистрация | Вход | RSS

Каталог черновиков и статей

Главная » Статьи » Архив

Я слежу за тобой. Глава 6.
Я СЛЕЖУ ЗА ТОБОЙ

Гл. 6.

Денис впервые застал саунд-чек нейромантиковских ковбоев и теперь с интересом наблюдал, как гитаристы подстраиваются в унисон, а ударник скручивает из двух заедающих педалек одну. Со стороны бара кантри-зал смотрелся по-другому, бросалась в глаза дымовая завеса над столиками, стали заметны перегоревшие лампы в трех прожекторах. И люди. Разноцветная толпа перетекала из коридора вдоль рядов не просто мимо, а будто в отдалении, в иной реальности. Денис отдавал себе отчет, что это всего лишь видимость, смещение внутреннего фокуса, но не мог отделаться от ощущения, что даже здесь, в единственном месте, где можно было не прятаться, он – Денис Паралеев – отныне чужой. Не такой как все.
«Апгрейженый», - вспомнился восторженный возглас Оверлорда. 
Денису его предыдущая версия нравилась больше.

Роззи припоздал всего на четверть часа, приехал на взводе, без настроения и очков и, только заказав пива, заметил, что Паралеев трется у барной стойки. 
- Про меня даже не спрашивай, - рявкнул он, дожидаясь, пока Серж рассчитает по кредиту. – А про себя сейчас рассказывать будешь.
Им пришлось шугануть новичков, занявших «скринсейверскую» зону, Розумов так доходчиво объяснил смысл выражения «она, блядь, наша!», что даже авторитет Сержа не понадобился. Молодняк слетел резво, забыв прихватить свои сигареты, Денис догнал  мальчишек только в соседнем зале. А после, уткнувшись взглядом в изломанную лакировку стола, рассказал Роззи обо всем. От допроса в ДИБ до нарисованных окон нейромантиковских кулуаров. Розумов не перебивал, только сосредоточенно сопел и с каждым разом увеличивал глотки пива.
- Пара, именем создателя «Упры» заклинаю, скажи, что ты все выдумал.
Паралеев рассмеялся так, что сигарета хрустнула в пальцах Роззи. 
- Пара, я… - вспыхнувший на первом слоге привычный бодрый тон, на втором все-таки потух, - я не знаю, что нам делать. Правда, не знаю. Я этим подонкам глотку через жопу инвертирую и контакты перемкну в мозгах без анестезии! Только скажи – кому. Куда? 
- Если б знать, - теперь, поделившись с Роззи, Денис заметно расслабился. – Этот Кольев говорил, что нано-технологиями у нас минимум три компании занимаются, не считая европейских разработчиков, которым устраивать полевые испытания на своей территории вообще не в кайф. 
- Что еще он говорил?
Денис сделал большой глоток и прищурился, вспоминая.
- Что эти боты давно пытаются вживить в человека и заставить ткани регенерировать, болезни убивать, короче, в исключительно благих целях. А у нас всегда все в благих целях. Говорил, что меня выбрали, скорее всего, из-за «хороших физических данных». Ты прикинь, он раза четыре переспрашивал, почему я гей, а потом матерился, что такие гены пропадают. Бля, я реально уже подумал, придется сперму сдавать, чтобы выпустили. Хотя, если бы он мне помог, ненадолго за… 
- Фу бля, Пара! Оставь эти кобелячьи подробности при себе. Тебя пустили-то в клуб потом без проблем?
- Ага. Эта хрень как передатчик не работает, ни к каким серверам не подключена, поэтому «Нейромантику» насрать. Охранник, который со мной таскался, обещал предупредить всех, что ворота на меня реагировать будут. Так что, чувак, пока ты сидишь здесь, я типа мир спасаю и работаю на светлое будущее всего человечества! – Паралеев торжественно выхлебал до дна пиво и умолк.
Розумов неодобрительно покачал головой, сказать ему было нечего.
Пока Паралеев ходил в рейд за алкоголем, звонили девчонки, собирались подъехать. По рассказу – Роззи намучился, отговаривая их, но врожденный ораторский талант победил женское любопытство. 
- Зато ДИБовца твоего не видно, - подметил Розумов, чтобы разрядить обстановку.
- Моих ботов – тоже, - резонно напомнил Паралеев.
Они полвечера просидели, уткнувшись каждый в свой ноутбук, и лишь изредка обменивались короткими репликами. Музыканты со сцены рубили что-то залихватское, Денис не вслушивался. Напомнив про ДИБовца, Роззи ненароком подцепил затонувшую было проблему и вытянул на передний план. 
Точнее – две проблемы.
Во-первых, гребанный Вадим Асков вряд ли был человеком. Нельзя просчитать болевые точки так быстро и точно, чтобы ударить по нескольким одновременно. А ему удалось. Мало угрозы друзьям и памяти о родителях, ДИБовец умудрился раскопать Дениса, как археологические развалины, отряхнуть песок с остова и ткнуть пальцем в уродливые, сбившиеся углы, мол, гляди, я понял, что скрывается за твоей бравадой тусовочного баловня со стоваттной улыбкой. Денис не любил смотреть на свой портрет Холлуорда, о котором даже Роззи не догадывался. А ДИБовец заставил. И этим почти подчинил.
Здесь же зародилась вторая проблема: Денису все еще не хватало смелости признать, что в хищника он опасно заигрался.

Сообщение от Минигана пришло неожиданно. Денис подключился через знакомый канал к чату, Роззи просто придвинулся ближе. От первой же строки адреналин ударил по венам.
«Успеете подготовиться до завтрашней ночи?»
Хакеры переглянулись. Пока Розумов вызванивал девчонок, Денис не сдержался.
«У меня неприятности, - отстучал он. – Меня напичкали какими-то нано-ботами. Без понятия, кто».
Молчание затянулось на несколько минут. Денис издергался, он без конца пинговал сервера, проверяя, не слетела ли связь. Но канал оставался рабочим, а поле ответа – пустым. Только курсор мигал, казалось, сигналом «SOS». 
Девчонки согласились, не раздумывая, да в них никто и не сомневался. Звание «хакерш-аферисток» одними сиськами не заработаешь. Кстати, они и познакомились-то, в полицейском участке, куда вчетвером угодили за драки в разных концах города. Данни, Лиз и ее ножик дрались тогда против пяти мужиков. Их вовремя разняли, мужики отделались госпитализацией.
Жаль, у каждого своя грань между авантюрной храбростью и безрассудством. Синхронизация избавила бы от многих неприятностей.
- Ну вот, наверное, и все, - усмехнулся Паралеев, скрывая жгучую, разъедающую обиду. Конечно, компаньон с него теперь незавидный, развязывать войнушку, будучи напичканным электроникой, с эскадрой ДИБ на хвосте чуть более чем неразумно. Но Денис все равно чувствовал себя преданным. Миниганом, Справедливостью, всем Миром. – Звони девчонкам, давай отбой.
- Подождем еще, - рыком осадил Розумов. 
И тут же на экране выскочило ошеломляющее: 
«Тогда завтра идем на «Сингеронику». Нано-технологии их специализация».
Денис и Роззи синхронно выдохнули. Похоже, удручающе долгие минуты молчания Миниган раздумывал не с кем пойти, а на кого. Денис инстинктивно вытер о джинсы руки, не сразу сообразив, что ладони совершенно не вспотели. Похоже, у нано-ботов обнаружились и полезные свойства. 
Тем временем Миниган со скоростью мультифакса выдавал инструкции:
«Общая готовность не позже полуночи. Идем командой».
«С сервера ftp://crisefot.com/ через полчаса скачай файл sing.gtr и сразу удали. Доступ только по IP 34.952.745.40. Это список известных мне уязвимостей системы объекта».
«Шлюзы и точки входа распределим на месте. Предложения принимаются».
«Метки не ставим. Присутствия не раскрываем. Цель – слив данных».
И, предупреждая вопросы, объяснил:
«Мы раскроемся и обнародуем результаты, когда покончим со всеми. Иначе заметут. Особенно сейчас, когда тебя заразили, стоит «С-ке» узнать о наработках ДИБ, на тебя подозрение падет в первую очередь. Поэтому пока «наша работа во тьме…» Отыграемся позже. Ты согласен?»
«На все», - откликнулся Паралеев. Роззи сдавленно хохотнул, еле уклонился от тычка в плечо.
- И у кого из нас мозги к яйцам прилипли? – зло процедил Денис. 
- Я вообще-то молчал, - напомнил Розумов, расплываясь в ехидной ухмылке. Впервые за вечер Денис увидел в друге привычный бесшабашный запал, и даже не разозлился, когда тот выдал: - Слушай,  а может Миниган трахнуть тебя хочет? Смотри, как вцепился. Ему все пофиг. 
- Пля, Роззи, ты даун или просто дебил?
- Ах, Пара, наивный наш малыш, - заржал Розумов и вдруг, вытянув шею, выпалил: - Принцесса грез моих вернулась, иль, обезумев, я ослеп?
Денис прыснул. Обернулся, вглядываясь сквозь толпу, пульсирующую в неоновой подсветке танцпола, и действительно заметил Марину. За полтора года она ни грамма не изменилась. Все так же выделялась среди неформальных подруг манерами истинной леди, и Роззи с ней все так же не светило.  
Но разве ж этим остановишь?
Денис со смесью сочувствия и издевательского веселья наблюдал, как Розумов лохматит художественный беспорядок на голове, оправляет пиджак и, хлебнув для смелости пива, собирается с духом, затем не выдержал:
- Роззи, она же тебя года три мурыжит. Да найди ты себе девчонку без закидонов. 
Розумов скривился в театральном презрении, вздернул подбородок:
- Это у вас, геев, сунул, вынул и ушел, называется «нашел». А нам, натуралам, за женщинами ухаживать приходится. Так лучше гоняться за принцессой. Все. Я пошел.
И срулил, словно взял низкий старт, Денис даже не успел возмутиться беспардонной теории гей-отношений. По предварительным подсчетам вернуться к столику униженным, но не побежденным (и наверняка – с вискарем) Роззи должен был минут через десять, поэтому Паралеев сгреб ноутбуки и, сбросив их на хранение Сержу, направился к уборным. 

Порой в «Нейромантике» объявлялись особо «талантливые» новички, сходу заявлявшие, будто старина Рик лишь подлизывает зад подполью нарочито небрежным видом тех же ботинок (на самом деле обмотанных супердорогой изолентой, не пропускающей воду, кислоту и скан-лучи иранских космических спутников) или показушно наплевательским отношением к дизайну нижних залов. Разговоры набирали обороты ровно до второй кружки пива, когда оратор по зову природы семенил в местные туалеты. И возвращался оттуда просветленным.  
Просто старина Рик по себе знал, для чего в клубе типа «Нейромантика» нужны уборные. 
Если в темном, достаточно широком коридоре можно было услышать музыку ближайшего зала, то в кабинках (к каждому коридору приаттачено по шесть штук) звукоизоляция была полной, и глухие стены вместо перегородок. В комплект входили: зеркало, умывальник, шкафчик с презервативами, смазкой, дилдо трех размеров (брезгуешь – помой и натяни резинку, коль приспичило). Для «нужды по-быстрому» негласно отводилась ближайшая к выходу кабинка, потому «Нейромантик» был единственным клубом, где никто и никогда не пялился, оценивая размеры, как ты пьяно трясешь членом над писсуаром. Да, полный набор притона, зато от души. Рай на земле. Разве что беспроводные сети экранировались, чтобы народ не наглел. Не все хастлеру девственницы.
Денису повезло, коридор пока еще пустовал, как и большинство кабинок, поэтому Паралеев забрался в самую крайнюю. Его ощутимо развезло от двух кружек пива. Видимо, нано-дружки ускорили метаболизм, и вырисовывалась весьма «веселая» картина: одна кружка – расслабон, вторая кружка – полный дзэн, третья кружка – аут. А если переложить концепцию на секс? 
Денис умылся холодной водой, но затем, наглядевшись на окосевший взгляд в зеркале, шумно выдохнул и засунул голову под ледяной поток. В голове моментально прояснилось, будто мозги кристаллизовались, еще бы ногам вернулась твердость, и можно было б жить дальше. 
Выходя из кабинки, Денис едва не схлопотал по носу дверью соседней и хотел было возмутиться, но вместо этого пьяным до неприличия голосом протянул:
- А вот и наша следилка нарисовалась! – Денис не мог объяснить, откуда взялась эта щенячья радость при виде растерянного, взъерошенного ДИБовца. – Бля, чувак, ты что, дрочил там? – расхохотался он, заглядывая поверх двери в пустую кабинку. – Наследился до дрочки? Ну нихуя ж себе, как я хорош!
В следующую секунду Паралеева развернуло. И когда вертолеты перед глазами приземлились, хакера вжимали грудью в стену кабинки, заламывая за спину руки. ДИБовец пнул по щиколотке, и ноги, дернувшись, расползлись по гладкому кафелю в стороны, устраняя разницу в росте. Осталась лишь разница в положении. 
- Ты еще меня раскрой, сосунок, - беззлобно прошептал Асков прямо в ухо. – Расстрою, ключа я не лишусь, но за неприятности старине Рику придется тебя наказать. Сам ведь провоцируешь.
Стоять было неудобно до коликов, особенно с вжатым в поясницу коленом. Денис дернулся.
- Да ты только этого и ждешь. Давай, действуй. Или все силенки в унитаз спустил?
- Ты надрался, - снисходительно заметил Асков и отступил. Денис чуть не рухнул, прежде чем свел свои ходули вместе. – Как пацан с двух кружек пива.
- Издержки второго лэвела. - Паралеев развернулся, прижался спиной к нагретому кафелю. Асков почти сидел на раковине (так близко, так удобно, только ноги закинуть на талию), так внимательно слушал. – Меня прокачали, напичкали нано-ботами, спроси у Оверлорда, если вообще знаешь, кто это. И такими темпами через сутки я превращусь в Железного Человека. А то, что пить много не смогу, так это похеру, - Денис склонился к Аскову, почти касаясь его лба своим, нарочито выдыхая перегар прямо в веснушчатую физиономию, и доверительно поведал: - зато трахаться смогу сутками. Пред-став-ля-ешь?!
Мраморная маска напротив не дрогнула. Паралеев и не ждал реакции, такие как ДИБовец эмоции напоказ не выставляют, просто после идут и выколачивают песок из боксерских груш или расстреливают мишени в тире. Хищник – хищника.
Но Денис однозначно заигрался. Не заметил, когда от причин провокации осталась лишь словесная оболочка. Ну да, это так благородно и самоотверженно, отвести беду от Минигана. Замкнуть на себе интересы ДИБ так, чтобы искры из блядских глаз посыпались, словно оголенные провода закоротило. Провода. Оголенные. Опасные. К которым рука тянется неосознанно. Эффект мотылька. 
Паралеев дернулся от стены, проклиная грубые швы джинсов. И та самая мраморная маска, которую Денис отлично понимал и оправдывал, выбешивала до зубного скрежета.
Уйти красиво, с достоинством не получилось. Паралеев все же обернулся у дверей кабинки, чтобы заполучить очередную дозу безразличия. Ему никто не преграждал дорогу. Денис вернулся к столику напротив опустевшей сцены и, глядя на понурого Роззи, который гипнотизировал то ли бутылку виски, то ли кого-то сквозь нее, предложил:
- Надо срочно кого-нибудь трахнуть. 
Розумов хрюкнул в стакан: «Поддерживаю» и, подняв палец, с серьезным видом заявил:
- Только чур не друг друга!

***

Почему мокрые штаны – это всегда наименьшая из проблем, вызванных Паралеевым?
Вероятно, по замыслу обнаглевшего хакера Вадим должен был перевозбудиться от речевых кульбитов и блядской йоги на фоне кафеля, но, вжимаясь задницей в мокрую раковину, Асков не думал даже о неизбежном пятне на брюках, тем более – о сексе. Все мыслительные процессы зациклило на единственном, самом бесполезном вопросе: когда успели?
Для реалий современного мегаполиса что-либо вживленное в «биологический носитель» (этот термин Вадим почерпнул из ДИБовских отчетов) экстраординарным событием не считалось. Трое из пятерки наугад остановленных прохожих мнили себя носителями какой-нибудь заразы, объектом исследований злобных докторов из вероломных корпоративных гигантов. Нано-боты, вирусы, биолокаторы, чипы, антенны, фиксаторы разума (и до такого додумались)... Современная мания преследования, не беспочвенная, но чаще – преувеличенная. 
И Вадим хотел было списать истерику Паралеева на влияние массового психоза, мало ли какая утка просочилась сквозь файрволл его мозгов из «паутины», но Денис упомянул Оверлорда… 
Попасть к Оверлорду (не к Мише Кольеву – шизанутому, но заурядному инженеришке «Коэн Магнетикс», а к его подпольной сущности) хакер мог лишь сквозь ширмы «Нейромантика». Это значило – сработали ворота. Это значило – вживление доказано. Это значило, что поставив за Паралеевым круглосуточный надзор, Асков облажался, словно клерк на порносайте. И ведь отпустил с крючка всего на несколько часов, пока команда набрасывала курс «Минигановского штурма».
При регистрации на конкурс в ДИБ Вадим долго раздумывал над седьмым вопросом анкеты. Теперь же требуемое «да» он вписал бы без колебаний. Потому что – да, черт возьми, он способен прибить собственными руками, если сильно доведут. 
Аж зубам больно стало.
Две присосавшиеся друг к другу девицы броуновским движением ввалились в кабинку и, напоровшись на Вадима, возмутились, какого хуя оставил дверь открытой. Асков встряхнулся. Сверил время по мобильнику и, задержавшись в коридоре (здесь хоть голоса расслышать можно сквозь живой звук из кантри-зала), набрал старину Рика.
- У меня цейтнот, - сходу предупредил он.
- Отменить встречу? – старина Рик удивился. Протяжно выдохнул в трубку, видимо Вадим помешал ему безмятежно травиться желтыми корейскими сигаретами, развалившись в рабочем кресле перед мониторами.
Как он еще коньки не отбросил от этих термоядерных опилок?
- Нет, - решительно отказался Асков. – Лучше присмотри за моим мальчиком.
В туалете «Нейромантика» просьба звучала обыденно, но старина Рик хохотнул:
- Прислать сиделку? Да тихо-тихо, не грейся, я пошутил. Послежу в мониторы, если срулит во вне, дам сигнал, - пообещал он. – А если склеит кого, тоже маяк кинуть? Ладно-ладно, молчу. 
Старина Рик хоть и понимал всегда с полуслова, и прикрывал надежнее отряда под грифом «альфа», но порой вел себя как последний засранец. Ему Асков прощал, слишком многое вместе прошли.
Вадим зашел в единственную свободную кабинку. Умылся, тревожно глядя на себя в зеркало.  Бесспорно, мимикой Вадим Асков владел все так же в совершенстве. Но больше не владел собой. И это был поистине блистательный триумф закона подлости. 
Скольких хакеров он переловил за пятилетний стаж в департаменте? Скольким изворотливым подонкам, просравшим талант ради бесполезной бравады, показал их истинное место? И скольких вовремя очухавшихся вытащил из грязи, пока не напортачили до системной ошибки? И сейчас, когда пришло время сконцентрироваться на самом важном и болезненном, Вадим верил, что заслужил хоть немного удачи. Нет, он не ждал сверхъестественной поддержки, и его вполне бы устроило невмешательство дополнительных переменных в простроенную цепочку. Но фортуна опять восхитительно изъебнулась. О’кей, удивила. Что дальше-то?
«Во-первых, ирландский квартал, - очухался здравый смысл. – А потом видно будет».
К часу ночи танцами на столах в «Нейромантике» мало кого удивишь, но в этот раз народ расколбасило не на шутку. Забирая сумку у бармена, Асков даже поинтересовался, не случилось ли апокалипсиса, больно походили неистовые пляски на языческие ритуалы.
- Неееее, - расхохотался Серж (он сколько смен подряд уже оттрубил и за кого отдувается?), - парни отыгрывают последний день и сваливают в Европу на постоянку. Всему залу халяву проставили.
- Далась всем эта Европа, - Асков разочарованно скривился. – Устроили массовую миграцию. 
- Там спокойно. Хотя и не так весело.
Когда-то веселья для патриотизма хватало. Вадим, конечно, не помнил, но досконально изучил по ссылкам энциклопедий те времена повальной свободы, когда контроль высмеивали, тыкая пальцем в консервативные осколки Советов, вынашивая в утробе скопированной «американской мечты» зародыш нового рабовладельческого строя. Слишком поздно заметили прикрытые партнерством монополии, слишком поздно раскусили девиз «не хочешь – не работай» до начинки. Потому что слишком красивыми были фантики. До первого кризиса.
Толпа срывала глотки, шатала в стороны и затягивала воронкой к сцене. Вадим с трудом протискивался сквозь цветастое, вибрирующее скопище острых локтей и выжженных краской волос. Не ко времени засигналил о сообщении мобильник.
«Это чтобы ты не думал о чем попало», - с номера старины Рика читалось угрозой. Что за ерунда?
Его пытались подхватить, увлечь, растолкать, но Вадим с натиском танка вывалился из кишащего омута прямо к входной двери. Для дозвона до старины Рика достаточно было нажать одну кнопку, но не понадобилось. Вадим разглядел за знакомым столиком еще одну знакомую физиономию. 
Кажется, они встречались всего раз при неспокойных обстоятельствах, старина Рик даже не успел их представить друг другу, но Асков видел, какой боец скрывается в этом парне за виктимными манерами и накрашенными глазами испуганной кошки. Сколько их было в ту ночь? Семеро с «чистыми» финками против одного с кинжалом? Вадим не считал, но помнил, как гудящей вереницей отъезжали кареты скорой помощи. И помнил хриплый смех сквозь кровавые плевки: «Да фигня, в самом деле, больше четверых за раз не подошли бы». Кажется, парня тоже звали Денисом, и лучшей няньки для нано-инкубатора придумать было сложно. 
А пискнувшую ревность честный Вадим попросил заткнуться.

Недавний дождь исплевал «шеви» до серых разводов, смотреть на обезображенную детку было горько и совестно, но автомойка отняла бы слишком много времени. Вадим клятвенно пообещал машине, что как только, так сразу, и она, поверив, мягко выехала с клубной парковки. 
В непредсказуемом потоке ночной магистрали отвлекаться не следовало, но Вадим цеплялся за каждую мысль, сразу оценивая перспективы. Номер Кольева в записной книжке мобильника нашелся не сразу, такие контакты приходилось шифровать, а ассоциативные цепочки за давностью лет порой терялись. С Мишей же они не виделись года полтора, зато Оверлорд сразу узнал его по голосу.
- А тебя, Вадим, какая оса укусила? 
Банального «здравствуй» от Кольева никто никогда не слышал.
- Не меня, - ответил Асков и переключил сигнал мобильника на бортовой компьютер машины, так что деловитый тон Миши бомбанул по ушам из динамиков в кресле.
- Кого?
- Охрана к тебе сегодня парня приводила с нано-ботами. Мне нужны подробности. 
- Зачем?
- Этот парень под моей юрисдикцией, - уклончиво ответил Вадим. – Мне нужно знать все: кто мог, зачем, последствия, как вытравить.
Кольев помолчал долгую секунду, прежде чем конторскими интонациями выдал:
- Я не могу ответить, потому что не знаю. А если бы и знал, есть вещи, которые Вадиму Аскову я разглашать не имею права и не считаю нужным.
- Блядь, Оверлорд, - повысил голос Вадим, но успел взять себя в руки, - все серьезно? Что с этим делать теперь? Я могу закрыть парня… - он хотел объяснить, что через крепкие стены изолятора «естествоиспытатели» до Паралеева не доберутся, но Кольев категорично рявкнул:
- Не вздумай! Его устранят сразу же. Я, конечно, сказал парню, что ни к каким сервакам он не подключен, но это херня. Без системы управления боты запускать не станут. 
- В них что, может быть взрывчатка? – монотонно отчеканил Вадим, замечая, как побелели костяшки намертво вцепившихся в руль пальцев. – Или яд?
- Нет, конечно, нафиг надо! Достаточно загнать несколько ботов в нужные мозговые ткани, и парень скопытится за пару минут
- Ясно, - поджал губы Асков. – Пиздец полный, но ясно. Теперь скажи, что делать.  
- А черт его знает, - в динамиках зашуршало, Вадим ярко представил, как Миша хмурит лоб и елозит пятерней по макушке. – У меня знакомый есть в Канаде, он когда-то изучал эту нечисть микроскопическую. Я свяжусь, посмотрим, что сделать можно. Если бы еще знать, что именно в него напихали. 
- Свяжись, Оверлорд, я в долгу не останусь.
- Натурой не беру, - брякнул Миша. И прежде чем Асков заверил: «Я помню», разорвал связь. 
Определенности не прибавилось, но Вадиму полегчало. 

Все ирландцы, жившие некогда в отдаленном, зажатом между психиатрической клиникой и тремя колониями, районе давно вымерли, оставив скучковавшимся восемнадцати дворам лишь название и криминальный коэффициент. Тусклые фонари горели через один, машин на узкой улице почти не встречалось, как и людей, будто все рассредоточились по низким каморкам в серых, похожих на картонные коробки, зданиях. Вадим слышал, что жизнь в таких кварталах отличалась не только словами на вывесках или ценами в частных лавках. Даже выдвинутые прямо к мостовой мусорные контейнеры служили индикаторами сбитого вектора морали, особой философии, по которой жить стоит для сиюминутного ощущения, а не ради демонстрации накопленных ценностей. Если мусор удобнее выбрасывать не на задний двор, а по дороге к автобусной остановке, значит, контейнеры лучше ставить вдоль тротуара. И плевать на городской ландшафт.
От такой безалаберности Вадима мутило и перекашивало. Ему казалось, что воздух в старом квартале пропитан гнилью, хотя не встретилось ни одного больного или ущербного. Будто даже «столбнячка» обошла грязные подъезды стороной. Побрезговала. Но Асков отдавал себе отчет, что ощущения – фальшивы. На самом деле именно здесь, только здесь можно было встретить неиспорченных мейнстримом психов, готовых рисковать идеи ради. За символическую плату. 
В начальных суждениях Вадим все же ошибся – ирландским осталось не только название, но и паб. Это бросилось в глаза еще с улицы, когда сквозь мутные витражи Асков разглядел длинную барную стойку, над которой рядами на массивных полках блестели бутылочные бока с разноцветными этикетками.
Рассевшись по традиционным диванам, местные угрюмо и молча заливались мутным пивом. Все четырнадцать шагов от входной двери на тугой пружине до барной стойки Вадим прислушивался к шороху за спиной, готовый уклониться от удара. К опущенным за прилавок рукам бармена он тоже приглядывался, и мог поспорить, что курок обреза всегда взведен. 
Перед местными Асков ничем не провинился, кроме дорогого костюма, новой машины (обязательно ведь приметили) и чистых подошв туфель. Хорошо, хоть сексуальная ориентация не накладывает отпечатка поверх бровей. 
- Эй, пижон, двигай сюда.
Вадим обернулся. Они сидели в паре столиков от стойки. Брюнет и блондин с одинаковыми кольцами на серых от машинного масла пальцах и с сигаретами в зубах. Нетрезвые, но собранные и самоуверенные, как старина Рик и описывал. 
Похоже, Аскова узнали и покупать сомнительное пойло ради информации не придется.
- Сидр и Флари? – уточнил Вадим, подойдя вплотную. Старый добротный стол разрезала напополам диагональная трещина, и высокие, не предназначенные для виски, но наполненные им до краев стаканы стояли на одной стороне. По другую сторону «баррикады» оказался Асков.
- Прихвостень Минигана? – брюнет с прищуром оглядел Вадима снизу вверх. И, почесав бок через прожженную в нескольких местах, линялую футболку, кивком пригласил: – Падай, цаца.
Сначала Вадим решил, что в паре он – главный, но пригляделся и признал ошибку. Брюнет был заводилой. Пока старший наблюдал и делал выводы, Сидр вроде катализатора провоцировал собеседника. 
- Ушлепок, ты в следующий раз еще в Банети вырядись, - заржал он. – Чтоб зубы, повыбивали. Видишь Вано? У него замах что надо. Каааак ебнет! Уууух! 
- Он отличит Банети от заношенной джинсы? – сдержанно улыбнулся Вадим. Хотел уточнить, многие ли здесь знатоки модных тенденций, вроде Сидра, но остерегся перегнуть. 
- Вряд ли, - выдержав взгляд, хохотнул «ирландец», они друг друга поняли и теперь говорили на равных. – Но я могу и подсказать.
- План здания принес? – блондин – Флари – перешел сразу к делу.
- Все карты здесь. 
Вадим выложил на стол микробук и подтолкнул по разбитой полировке к «ирландцам». Парни уважительно и абсолютно симметрично вытянули губы, покачали головами. Даже если им приходилось работать на «ушлепков» в костюмах от Банети, такими одноразовыми планшетами с криптошифрованием и защитой от копирования не каждая спецслужба разбрасывалась. 
Вадим приготовился проинструктировать в пользовании, но Сидр деловито развернул микробук и безошибочно активировал стандартной последовательностью символов.
Ох, не просты мальчики. 
- Ты что, серьезно? – пролистав загруженные схемы, Сидр исподлобья покосился на Аскова. – Охуеть, блядь, Флари, ты глянь! Пиздец! Ну пиздееец!
Переход к начальному лексикону настораживал. Вадим напрягся.
- Вас должны были предупредить, что мы не трейлеры грабить собираемся. 
Истлевшая до фильтра сигарета обожгла Флари пальцы, «ирландец» дернулся, отрывая взгляд от планшета.
- Вы ебнутые на всю голову.
- Про вас говорили то же самое, - припомнил Вадим. Похоже, старина Рик впервые пальнул вхолостую. – Но раз вы не с нами, разговор…
- Ты ебанулся? – от возмущения или негодования (попробуй их разбери) у Флари сократился словарный запас. – Конечно мы с вами!
Нет, не подкачал, старый засранец.

Остатки туч расползлись по небу нефтяными пятнами. До ирландского квартала воздушные мосты не прокладывали, поэтому можно было приспустить кресло и пялиться на неприкрытое небо сквозь лобовое стекло. 
Вадим расслабил мышцы, нашарил в подлокотнике пачку сигарет и затянулся сладким от долгого перерыва дымом. С цветной фотографии на солнцезащитном козырьке улыбались открыто, но будто неодобрительно.
- Я брошу, - пообещал Асков, выставив руку с сигаретой в окно «шеви». – Вот вытащу тебя и обязательно брошу. 
Сегодня он заслужил мизерную передышку. Пока все шло по плану.
Старина Рик не отвечал слишком долго. Досчитав до неприличного десятого гудка, Вадим собирался сбросить, но вовремя услышал хриплое «Да».
- Прихвостень Минигана, значит? 
Старина Рик расхохотался. Довольный, расслабленный. Как после секса. 
- А что такого? Или надо было выдать настоящие имена, идентификационные данные и сервера с паролями?
Вадим скривился. Ну не идиот же он, в самом деле.
- Зачем вообще поминать черта?
- Громкие клички делают сговорчивее. 
- Будто они знают, кто такой Миниган.
- Уж поверь, навели справки. Шантрапу я бы тебе не подкинул.
Хотелось напомнить старине Рику, что стартовать в деле с вранья – дурной тон и нехорошая примета. Но у того ведь на любой довод нашлось бы хитропродуманное объяснение. Вадим решил не заморачиваться.
- Как там Денис? – все же спросил он.
- Под присмотром, - заверил старина Рик. Глухо, протяжно выдохнул, будто стушевался и с неожиданной заботой, по-отечески посоветовал: - Езжай домой, Асков, выспись, как следует. Пока дают. Я присмотрю за парнем. 
- Попробую, - не сразу ответил Вадим.
Позже, проезжая мимо «Нейромантика», он притормозил, но не остановился. Старина Рик – мужик мудрый и подарками просто так не разбрасывается. Значит, надо пользоваться случаем.

Категория: Архив | Добавил: Lo (13.08.2010)
Просмотров: 1294 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Последние публикации
Сборник лучших историй о вампирах от литературной премии "БЛОГБАСТЕР-2010"
Разговорник
200
Друзья сайта
DreamVeil Coffs Sity - My inner life. Обои.Коллажи.Аватары Библиотека ужасов Триллеры, мистика, ужасы, фэнтези - только новинки!