Воскресенье, 22.10.2017, 13:09 Приветствую Вас Гость

Леся Орбак
ПОДСТРОЧНЫЙ МИР

Главная | Регистрация | Вход | RSS

Каталог черновиков и статей

Главная » Статьи » Архив

Я слежу за тобой. Глава 4.

Я СЛЕЖУ ЗА ТОБОЙ


Гл. 4.

Хорошо, что Вадим не позволил Корелову повесить маяк на самого Паралеева, личная «Гаттака» старины Рика спалила бы жучок в два счета. Для того ворота и ставились.

В коридоре было тихо, Вадим слышал, как удаляются вниз по лестнице шаги его «кролика», и лишь когда в отворившуюся дверь прорвались музыкальные коды, подошел к турникету. Ему проще было скинуть пиджак, чем выкладывать и отстегивать от петлиц ДИБовские примочки, поэтому Вадим запихал и его в нишу, только вынул из нагрудного кармана старые электронные часы, которые спалить не жалко.

Сирены не выли, лампы не мигали, но два амбала нарисовались в коридоре, словно ожившие барельефы стен.

- Вот, - Асков потряс перед собой мертвыми часами. - Всем вольно, я пришел.

Охранники откозыряли и снова скрылись в стенах. Вадим одевался неторопливо, проверяя не выпало ли что-нибудь из его арсенала. Отсюда бежать Денису некуда и незачем, потеряться в залах легко, но в этот раз Паралеев не станет мотаться по клубу. Поэтому, спускаясь вниз по лестнице, Вадим отвлекся от опального хакера и придумывал, чем впредь маяковать старине Рику о появлении ДИБ. Часы-то были последними.

Компанию Паралеева Вадим разыскал за дальним столиком кантри-зала. Место они выбрали удачное: пусть и далеко от бара, зато в тени, незаметно следить можно было только через маленькую сцену, если на ней не выставили барабанную установку. В этот вечер Аскову повезло, выступающая группа не явилась, и он мог разглядеть помимо самих друзей Паралеева их ноутбуки. Все четыре – из премиум-линеек.

«Молодец, Денис, - мысленно одобрил Асков, - сменил-таки тачку».

Вопреки всем своим правилам Вадим взял в баре бутылку виски и достал ноутбук. Пока он проверял почту и личные сообщения, изредка поглядывая на столик Паралеева, Денис не отлучился ни разу. Его друг постоянно что-то рассказывал, девчонки смеялись, блондинка умело играла с перочинным ножиком, а рыжая глаз не сводила с ее ловких пальцев. И не найдись дела поважнее, Вадим с удовольствием всю ночь разглядывал бы любопытную компанию сквозь сигаретный дым, согревая горло глотком виски.

Но фотография на рабочем столе заставляла отвлечься.

К тому моменту, как на экране Вадима выскочило чат-окно от старины Рика, великолепная четверка тоже уткнулась в ноутбуки.

«И на кого из них ты пялишься, Асков?»

Вадим машинально пробежался взглядом по залу, будто старина Рик мог сидеть за соседним столиком и, оставленный всеми, болтать в чате. Нет, владелец «Нейромантика» выходил в сеть исключительно из личного кабинета, на стенах которого висели мониторы и транслировали записи камер наблюдения. Однажды Вадиму довелось побывать в его «командном пункте».

«Я при исполнении», - обошел тему Асков.

«Я понял, - высветилось на экране, и следующей строкой: - Вообще-то, Роззи мне друг. Может, поиграешь на другой территории?»

«На другой никак, старина, извини».

«Тогда хотя бы будь с ними аккуратнее, Асков, не подведи меня под файрвол. Лады?»

Вадим потянулся за сигаретами. Он хотел бы гарантировать безопасность Паралеева, но не имел права. Когда ставки столь высоки, потери неизбежны. А Денис ввязался в игру высшей лиги.

«Кстати, - проницательный старина Рик не стал дожидаться ответа, – по документам все будет в порядке, лазейка рабочая. И я подобрал ребят. Надежные и ебанутые во всю голову, как раз для твоего дела. По срокам нас сориентировать можешь?»

Курсор нетерпеливо мигал внизу экрана, а Вадим смотрел, как пепел сжирает белые бока сигареты. Рик умел задавать вопросы, на которые сам себе ответить не можешь. Буддист хренов. Личный кошмар Аскова растянулся на пять лет, и теперь, когда финал замаячил на горизонте, просчитывать шаги до сплошной прямой Вадиму стало нестерпимо сложно.

Любая неточность выбьет из колеи. Либо быстрая победа разъест паранойей о подставе и оставленных следах, либо задержка подгонит наделать ошибок. А простроить алгоритм до мельчайших деталей Вадим уже пытался – бесполезно. Ему понадобилось пять лет, чтобы признать – в одиночку не справится. Теперь условий «если», которые Лапина рисовала в своих схемах ромбиками, а Вадим в голове – именами, оказалось слишком много. Сентенциальные стили программирования уже не прокатывали. Оставались только императивные.

Вадим затянулся горьким, почти фильтровым дымом и отписал: «Дай мне неделю».

 

***

 

Денис любил прелесть девственной техники, когда рабочая панель еще не забита ярлыками, система – плагинами и бесполезными приложениями-украшалками, а на диске с данными не появилось каталога под названием «всякая хрень», «разобрать» или «мусор рабочий» - только смысловые папки. Он и картинку рабочего стола не менял, чтобы сохранить гармонию.

Друзья новую детку оценили по достоинству. Даниэлла даже поныла, что теперь самая мощная тачка принадлежит не ей, и сразу наслушалась от Роззи пошлых аллегорий про мощность, размеры и умение обращаться с «инструментами».

- Вот и готово! - обрадовал Денис, поставив обкатанный шутер с дистрибутивов Лиз.

- Осталось только девственности лишить, - хохотнул Розумов. – Ты с Миниганом когда свяжешься?

- Уже. Часа три назад маячок оставил, как только сеть настроил.

- Кстати, нашего согласия на аферу никто спрашивать не собирается, да? – Лиз крутанула в пальцах серебристый перочинный ножик, и тонкое лезвие с кровостоком предупреждающе сверкнуло в клубном свете. С любимой опасной игрушкой (острый, сука, Роззи на себе попробовал) блондинка обращалась мастерски.

- Девочки, ну куда же мы без вас! – промурлыкал Розумов и с кошачьей грацией потянулся на диване, плюхнув одну ладонь на бедро Данни, вторую – на колено Лиз.

На этот коронный взгляд девчонки отвечали хором:

- Не покажу сиськи!

- Разведу-разведу, - всякий раз лыбился Розумов, но который месяц выкладывал Денису проигранный полтинник.

Пока они препирались, Паралеев залогинился на форуме православных семинаристов. В папке неотправленных сообщений висел новый черновик.

- Миниган ответил, - вполголоса сообщил Денис и прикусил губу. Под ложечкой засосало, вмиг умолкнув, вся компания уставилась на монитор. – До связи сорок минут. Может, мы прямо сегодня?

Договаривать не пришлось. Еще на трех ноутбуках подгрузилась «Упра», раскрывая для сетевого обмена нужные папки. Денис каждому скинул пути нового канала, и к появлению Минигана в чате его уже ждали четыре юзера.

«Винт: Привет, соратники», - ожил диалог, и у Розумова вырвалось благоговейное «Ох, бля».

Денис размял кисти, вытянув перед собой сцепленные замком пальцы, отписал:

«Мы готовы».

«Я счастлив», - моментально отозвался Миниган. И коротко, четко распределил точки входа.

Он взял на себя самые опасные участки, поручив остальным прикрывать спину. В другой ситуации кто-нибудь обязательно запротестовал бы, добиваясь большей роли, но целью этой командной игры было доверие. Прощупать, прочувствовать друг друга. Срастись. И не спугнуть верхушку мира сего подрывом одной из сильнейших защитных систем.

«Никаких меток, транзакций и сэйвов, - предупредил Миниган. – Мы только посмотреть».

Они не стали петлять, прошли через пользовательский интерфейс. Нащупать уязвимости в такой многоступенчатой защите было непросто, Миниган едва не напоролся на пару ловушек – разведка девчонок вовремя предупредила. И когда, спустя три с половиной часа, в чате выскочило сообщение «Среди нас есть клиенты банка» с непривычным смайликом вместо точки, Роззи процедил сквозь зубы:

- Когда вычислить успел, зараза? Я же не раскрывал ник.

Денис лишь пожал плечами с блаженной улыбкой на лице.

Им удалось.

Новую, настоящую цель Миниган обещал выдать в ближайшие два дня, и это означало, что команда готова, команда достойна, команда в деле. От волнения ломило виски. Денис прятал раскрасневшееся лицо за слишком маленьким экраном ноутбука, чтобы не палиться перед нейромантиковским народом. Впрочем, Роззи с девчонками вели себя точно так же. Они переглядывались, нервно перехихикивались между собой, Лиз не заметила, как процарапала ножом лакировку стола, и теперь острые щепки топорщились иголками, сразу поставив зацепку на кофточке Данни.

- Надо нажраться, - Роззи кивком головы скинул огромные очки с макушки на переносицу.

- Начнем с вискаря за мой счет, - поддержал Паралеев, вскочил с места и тут же плюхнулся обратно на диван.

Голова раскололась на части. Эйфория погасла, возвращая мыслям противную четкость.

- Ребята, вы не поверите, - Паралеев невесело засмеялся.

- У тебя в баре баланс кончился? – поддел Роззи. – Чувак, без проблем, я проставлюсь.

- Нет, с балансом все в порядке. С баром пиздец. Возле него сидит ДИБовец.

- То есть? – переспросила Лиз. Ей пришлось навалиться на Данни и прижать ее к дивану, чтобы не пыталась сразу рассмотреть официальный ужас во плоти.

- ДИБовец, который меня допрашивал, Вадим, мать его, Асков собственной персоной сидит за столиком возле бара.

- То есть мы залезли в «McG» под носом у ДИБовца? – уточнил Роззи. – Ахуенно. Апгрейд наглости сразу на десять левелов. Зашибись. Джей, ты только не дергайся. Начнешь сейчас дергаться, нас спалят. Поэтому сиди тихо, а я позвоню старине Рику и узнаю, что за хуйня здесь, блядь, творится.

Розумов вылетел из-за стола, сшибая случайных прохожих, и только на третьем «вали с дороги» додумался снять очки. Даниэлла тоже не усидела на месте, вырвавшись из хватки, продефилировала к бару. Лиз не особо и удерживала – кто-то же должен принести выпивку.

- Так я еще не вляпывалась, - натянуто рассмеялась Лиз и похлопала Дениса по колену: - Не грузись, пока ничего страшного не произошло.

- Это пока. Он предупреждал, что следить будет, но… Черт, Лиз, ты же умная, скажи, как от него отвязаться?

Та пожала плечами.

Они так и просидели в молчании до появления виски. То есть Данни.

- А он прехорошенький, - игриво подмигнула Даниэлла, по-хозяйски наполняя четыре стакана. – Похож на этого… стриптизер из Монако… Эрик Брэди! Как он танцевал, мама мия. У этого такие же губы. Лиз, ты помнишь, как Брэди своими губами клубничный сироп с блюдца собирал?.. А когда ему леденцы с соседнего столика протягивали… длинные такие, как спиральки, и он сразу наполовину...

Блондинка туманно улыбалась, ножик вертелся в пальцах, почти задевая бедро Данни.

- Жалеешь, что лесбиянка? – оборвал тираду Денис, пока Лиз совсем не заигралась.

- А я не лесбиянка, - как всегда отмахнулась Даниэлла. – Меня просто угораздило втрескаться в женщину.

- Приятно слышать, - железным голосом отозвалась Лиз и вдруг со всей силы воткнула нож в столешницу. – Я придумала!

Прежде чем озвучить идею, Лиз заставила Дениса выпить. Сразу до дна и без читерства вроде маленького глотка или смоченных губ.

- Соблазни его, - выдохнула Лиз, когда Денис, тряхнув головой, перестал морщиться (все-таки чистый виски на три пальца залпом – это лихо). – Начни приставать. Натуралы от геев шарахаются, он из инстинкта жопосохранения будет держаться подальше.

- Не будет, - обреченно потер лицо Паралеев. – Девяносто процентов из ста, что он из наших.

- Нда? – Лиз как бы невзначай мазанула взглядом по столику ДИБовца. – Тогда тем более.

- Что тем более?

- Соблазни его! Опусти ему мозги на полметра ниже. У вас, мужиков, всегда же либо одна голова работает, либо другая. Никакого гипертрейдинга. Так отключи ему верхнюю хотя бы на время.

Денис уткнулся лбом в потрескавшуюся лакировку стола и на миг представил, как это расчетливое, хладнокровное чудовище орет под ним от оргазма. Орет так, что аж захлебывается, сука. А потом удивленно хлопает своими блядскими ресничками и охреневает, как его разложили. Кто кого в итоге выследил?

- Не выйдет, - пробубнил Денис из-под нависших шалашом волос. – Он меня пошлет.

- Не пошлет, Паралеев, - Лиз ласково потрепала лохматую голову, - ты всем нравишься. Вспомни Мюррея. Бедолага из-за тебя гражданство сменил. Может и этого до побега затрахаешь? Что фыркаешь? Денис, ему ведь интрижки с подозреваемым запрещены по уставу. Он не станет рисковать. Разве нет?

Денис покачал головой, похоже, статус лесбиянки не освобождает от женской логики. И все же он задумался.

Вернулся Розумов, упал на диван молчаливой тучей и залпом осушил свой стакан, этого и уговаривать не пришлось.

- Мы в жопе, - со знанием дела констатировал Роззи. Будто заново нейтрино открыл. – Старина Рик с твоим Асковым повязан, этот ДИБовец его прикрывает перед департаментом. Сам клуб и здешнюю шушеру. Но на тебя, оказывается, разнарядка поступила особая. Единственное, что старина Рик может гарантировать – это неприкосновенность в стенах клуба. Никаких прослушек и облав, только визуальное наблюдение. А если учесть, что у тебя, Паралеев, наверное, вся квартира в жучках, и бункера, чтобы прятаться от парней с пистолетами, у нас не арендовано, «Нейромантик» остается самым надежным местом для Миниганоской авантюры по захвату мира. У меня все. Ваши предложения по избавлению от балласта?

- Я его соблазню! - с геройской готовностью рассмеялся Паралеев.

- Ты уже нажрался что ли? – недоверчиво спросил Роззи и, повернув Дениса за подбородок, вгляделся в лицо. Раскосыми были не только глаза, взгляд - тоже. – Когда успел?

- А что? – Паралеев небрежно отбросил руку друга. – Есть три варианта: либо я его укладываю и шантажирую доказательствами связи с подозреваемым, либо не укладываю, но липну так, что он шарахается, либо не укладываю, он не шарахается, но все равно палится, и мое дело передают другому, без допуска в «Нейромантик».

- Нам подходят все варианты, - довольно заметила Лиз.

Денни подхватила:

- По принципу «держи друзей близко, а врагов еще ближе».

- Вы ебанулись! - возмутился Розумов. – Все трое.

С этим никто и не спорил.

Денис понимал, насколько Роззи прав. Его не настолько развезло от стакана виски, чтобы из виду упустить всю абсурдность плана. Но именно абсурдность и раззадорила. «Какой же ты аферист, Денька», - говорила мать, вытаскивая сына из полицейских клеток. А его забирали часто за попытки заработать на ворованных яблоках, выигранных ботинках или перепроданной контрабандной технике.

Мам, знала бы ты – какой.

Асков решил встать ему поперек горла своим присутствием? Денис встанет кое-чем другим. У Дениса даже встанет. Надо только зубы немного подпилить для профилактики. И надломить, согнать уверенность с небритой физиономии. Отыграться на таком, как он, за всех таких, как… Как родители. Как Миниган.

- Думаю, к вискарю дамы захотели шоколада? – предположил Денис. И, не дожидаясь ответа, взял курс на бар.

Раз, два, три, четыре, пять, Аскова я иду ломать. Кто не спрятался, тот сам напросился, блядь.

 

***

 

С бутылкой виски он себе польстил. Уже на третьем стакане Вадим понял – больше не осилит с непривычки, да и время не подходящее. Расслабляться можно будет потом, когда найдется брат и исчезнет, наконец, Миниган. А сейчас он имел право лишь на маленькую поблажку, разбавить тревогу. Олег бы себе не позволил и этого.

Обычно год разницы между братьями стирается еще до первого секса, но Олег оставался для Вадима старшим всегда и советчиком во всем. Он учил его драться, нещадно «воспитывал» за прогулы школы, именно он дал Вадиму денег на ту проститутку и позже сбежал вместе с ним из дома.

На братьях Асковых природа демонстрировала принцип «парусника и якоря», подарив младшему таланты и стремление вперед, а старшему выносливость и терпение быть страховочным тросом. Олег никогда не ограничивал брата, напротив – прикрывал тылы, лишь просил иногда: «Вад, не зарывайся». Волшебная фраза, как стоп-сигнал, остужала младшего, заставляла отступать от намеченной, слишком смелой цели. Вадим так привык к беспристрастной оценке брата, что двигался выше и выше без страха, зная – его всегда предупредят об опасности.

А потом Олег пропал, и Вадиму пришлось повзрослеть. Он решил зарваться.

Последние десять минут Асков следил уже не за Денисом. Паралеев сруливать не собирался, а две девицы у барной стойки трепались достаточно громко, чтобы Вадим расслышал о чем.

У девчонок пропали друзья. Вышли утром из клуба и сгинули. Ни следов, ни свидетелей. Том и Линдси, молодые, красивые, мастера спорта. Завсегдатаи подполья «Нейромантика», но это не имело значения. Олег вообще не был хакером. Геем, кстати, тоже. А политику презирал за поверхностность.

Девчонки говорили все тише, Вадиму приходилось напрягать слух до максимума, чтобы разобрать слова сквозь музыку и всхлипы. Он даже глаза прикрыл и сидел уже вполоборота, поэтому от внезапного обращения не вздрогнул лишь благодаря тренированному самообладанию.

- Ух ты, угроза в действии?

Паралеев, который еще минуту назад сидел за столом и трепался с друзьями, теперь высился в шаге от Вадима, заставляя смотреть снизу вверх.

- Разницу между угрозой и предупреждением знаешь?

- Просвети, - предложил хакер и уселся напротив.

Раньше Вадим замечал, что диваны в «Нейромантике» очень жесткие, теперь заметил, что столы здесь очень узкие. А ноги у Паралеева очень длинные. Настолько, что зажали колено Аскова икрами.

- Выполняя угрозу, лишают жизни, - Вадим и не подумал сдвинуться, только потянулся за очередной сигаретой. – Предупреждая, отравляют жизнь до выполнения угрозы. Разница ясна?

- О да, - закивал Паралеев, сильнее сжимая ноги. Так, что каждый мускул чувствовался через джинсы в два слоя. И смотрел вызывающе из-под длинной челки. – Ты типа пытаешься отравить мне жизнь. Я понял, понял. Но, чувак… зачем? – длинные пальцы добрались до стакана, наклонили, будто проверяя не осталось ли на дне капли виски. – Есть вещи поинтереснее. Вот, например, пустой стакан и полная бутылка – это совсем неинтересно. А если стакан наполнить, - три проворота, и крышка застучала по столу, - будет совсем другое дело. Поверь мне.

Вадим дождался, пока Паралеев выхлебает виски и выдохнет. Только потом попросил:

- Перестань строить из себя шлюху.

Колену вернули свободу. Уголки губ чуть изогнулись вниз, и на лице отразился уже не беззаботный флирт, а маска Джокера. Без грима, но с той же экспрессией. Вадима даже кольнуло в пятках, от такой трансформации.

Паралеев медленно навалился на стол так, что пепельница зримо съехала по наклонной.

- Значит, ты любишь тех, кто сверху, Вадим? - отчеканил он, выделив имя, как запретное слово. – Иначе клюнул бы.

- Нет, - Асков тоже подался вперед, почти касаясь нос к носу, - просто я не новичок, и не оплывшее закомплексованное чмо, чтобы бросаться на любую доступную блядь. Я предпочитаю по-взрослому и на равных, но это явно не твой вариант.

Паралеев первым отвел взгляд, заорал бармену:

- Сееерж! Эй, Серж, кинь в меня шоколадкой. Спасибо, брат!

Поймав огромными ладонями плитку горького шоколада, Денис вышел из-за стола. Напряженный и грациозный, как леопард в зоопарке – вроде и сил хватает укусить, а дотянуться до зрителей не позволяют. Вадим провожал его взглядом и еле сдерживал хохот. Ему уже доводилось «отжимать» подозреваемых, ловить на слабостях, но никогда еще Асков не сталкивался с ответным нападением. Уникальным объектом оказался Паралеев, он был умен достаточно, чтобы плавать в сетевых протоколах, как рыба в воде. И при этом нихрена не разбирался в людях. Иначе не рассчитывал бы откупиться от слежки задницей. Дорого откупиться, что уж там.

Переиграл парень, слишком грубо прощупывал… почву. Вадим подавил очередной смешок, вспомнив разговор с Марковым о любых методах. И ему стало любопытно, как отреагировал бы Денис, узнав о таком раскладе.

Попытался бы он при таком раскладе?

 

***

 

Плитка шоколада ткнулась носом в пепельницу и отскочила в сторону.

- Ну как, завалишь? – ухмыльнулся со стаканом в зубах Роззи.

Паралеев растянулся на диване, устраивая голову на коленях Лиз, и пробубнил:

- Блядь, мне уже самому интересно.

Категория: Архив | Добавил: Lo (27.07.2010)
Просмотров: 1249 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Последние публикации
Сборник лучших историй о вампирах от литературной премии "БЛОГБАСТЕР-2010"
Разговорник
200
Друзья сайта
DreamVeil Coffs Sity - My inner life. Обои.Коллажи.Аватары Библиотека ужасов Триллеры, мистика, ужасы, фэнтези - только новинки!